Рогатые активы


Как иностранные фермеры обманывают своих российских коллег.

Голландские коровы, австралийский управляющий, таджикские доярки. Так сегодня в Черноземье организовывает современное фермерское хозяйство крупный столичный инвестор, скупивший
урожайные земли не просто как дорожающий актив, а как основу для сельхозбизнеса. «Без иностранцев рывок в молочном животноводстве сделать сложно. Они знают новые технологии, а Россия за последние 15 лет сильно отстала», — сетует Андрей Даниленко, президент группы компаний «Русские фермы», в чьем ведении находится
60 000 га сельхозземель в Подмосковье и Белгородской области.

В должности главных технологов у Даниленко четыре иностранца, кроме того, время от времени он выписывает для консультаций специалистов из Германии, Канады и Голландии. Пребывание каждого в российской глубинке обходится компании примерно в 250 000 руб. в месяц, из которых 65% уходит на зарплату. Дорого, жалуется Даниленко, к тому же не все остаются в российской деревне надолго: качество жизни не то. Как бы то ни было, развитие своего бизнеса он доверяет только экспатам.
Таких, как Даниленко, в России сейчас не один десяток. Исполнительный директор аналитического центра «Совэкон» Андрей Сизов говорит, что в средней полосе России не меньше 30 крупных латифундистов, которые разводят скот, выращивают зерно и доят коров. Последнее — дело очень непростое. Инвесторы бы и рады отказаться от буренок, да местные власти настаивают: хотите земли — занимайтесь молоком.
Разводить коров пришлось и московскому девелоперу «Пересвет-Инвест», который купил 50 000 га земли в Воронежской области под привычный для себя бизнес — малоэтажную застройку. Администрация поставила условие: сохранить фермы. Инвесторы принялись думать, как заработать на этом деньги.
Начать решили с увеличения поголовья. Но в России дефицит коров. Если в Бразилии на 180 млн населения приходится 170 млн голов крупного рогатого скота, то у нас соотношение — 142 млн на 22 млн. Многие хозяйства сделали ставку на импортных коров, причем находящихся «в положении». По идее так поголовье коров можно было увеличить еще быстрее. «Природой задумано, что в стаде у половины коров рождаются бычки, а у половины — телки», — объясняет советник гендиректора «Пересвета» Александр Осипов. Но вопреки законам статистики 80% приехавших в Россию коров почему-то рожали бычков и лишь 20% — телок, на которых и рассчитан весь бизнес. Разгадка оказалась гениально проста. «Поставщики делают коровам УЗИ и телок оставляют себе, соблюдая при этом все условия договора», — раскрыл зарубежное ноу-хау Осипов.
Другая трудность — адаптация иностранок к российским условиям. В некоторых хозяйствах Черноземья до половины привезенных коров погибало, пока руководство ферм не осознало: животные, привыкшие к сбалансированным кормам, умирают от перевода на российский рацион. «Импортная корова как иномарка на дороге в российской глубинке», — вздыхает Осипов.
В итоге «Пересвет» решил с импортом не связываться, а разводить коров самостоятельно. Сейчас по полям компании гуляют 4000 буренок голштино-фризской породы, а к 2014 г. компания увеличит их поголовье втрое. По одной корове на 4,2 га земли — это совсем немного, и резервы для дальнейшего наращивания стада, казалось бы, имеются. Однако от гигантских молочных ферм в «Пересвете» отказались: окупаемость таких проектов превысила бы 30 лет.
Даниленко из «Русских ферм», который пришел в этот бизнес 10 лет назад и тоже поневоле (купил овощеводческое хозяйство, а власть велела сохранить молочный комплекс), с трудом вышел на рентабельность 10%. Теперь благодаря «Русским фермам» районные власти рапортуют об успешном развитии села: несколько лет назад в районе было всего 600 коров, а сейчас — 5000. «Хотя если смотреть по прибыли в конце года, то мне похвастаться нечем», — печалится Даниленко. Но добавляет, впрочем, что с точки зрения капитализации его молочный актив не так уж плох «даже по ликвидационным расчетам»

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...